Блог dob

Регистрация

<< Июль 2011  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Я всего лишь буквы на твоем экране ...


1|2|3

Тупое лезвие.

Пятно на галстуке отрезвляет лучше самбуки, во рту привкус горького кофе, а костюм все же синий… и снова этот шум. "Цивилизация"! … http://dobzzz.com/?p=33

One & Two…какая разница.

Идеалы появляются под кайфом. Любовь тот же кайф, только он самый дорогой, потому-что расплачиваться приходиться собой…http://dobzzz.com/?p=27

Буквы

Что происходит & What's happening & ???…

Flash-ролик

Так скучно, и эти лампы высокого накалывания постоянно издают этот напряженный звук, такое чувство, что они сейчас взорвутся, озарив помещение десятками яркими вспышками, а потом все погрузиться во тьму. Только экран монитора меня спасет, я надеюсь.  

Вокруг столько порнографии, что невольно воспринимаешь все в абстрактном виде. Треугольник волос на лобке воспринимается как высокое искусство, странное словосочетание. Пошлые улыбки соблазнительно блестят, заманивая в свои сети, а касания заставляют извиваться в словарной агонии. А какие нежные слова я слышу, они не могут угнаться за поцелуями, оставляющие влажные отпечатки на моем теле.

Действительность я покорил тебя, и плата за это моя свобода.

Сколько людей столько и мнений, сколько оргазмов, а все одинаковы. Новизна в мелочах, как то уже пора на это акцентировать внимание.

- Эй, а что ты прячешь за спиной?

- Эй, зовут лошадей!

- Как скажешь. Эй, лошадь!

Вот и вся философия человеческих взаимоотношений.

Проснулся я сегодня с мыслью: если ты что-то хочешь, и ты это любишь, то ты обязательно добьешься в этом успеха. Так что дерзай бесстрашно и смело получай свои призы.  

А в голове засела мелодия с утра, из мультфильма «Ну, погоди!», не надо печалиться, вся жизнь впереди, вся жизнь впереди, надейся и жди… как то автор не учел что «надейся и жди» и есть вся жизнь.

Если бы я исполнял серенаду, то исключительно эту: Flash-ролик

 

А что тут еще скажешь кроме улыбки.

Flash-ролик

Разные цвета и символики, виртуальные оковы для глаз. Я порабощен иллюзорными объектами социальной активности. Сдаюсь с искренней улыбкой на лице, ведь улыбка это признак счастья. Мой основной язык скоро станет английским, я гражданин виртуального мира, только не зажиточный. У меня есть дом на Facebook, квартирка в Twitter, комната в ICQ. И я ни когда не застилаю постель.

Танцую под «Showaddywaddy», ни обращая внимание на то, что меня возможно видно через стеклопакеты. Все равно в это время здесь бывают только силуэты невидимок. Куча белых листов офисного назначения, а толку так же как от сломанного кофейного аппарата. Повсюду ручки, а карандаши все сломаны, не люблю пасту, ее нельзя стереть и заново нарисовать фантазию, заключенную в строгий стандарт 1С.   

А что там за окнами есть кроме тьмы, которая нежно окутывает всё пространство в свои одеяла на расстоянии нескольких метров, если конечно нет искусственных лучей от Эдисона. В столе нашел пачку сигарет, уже пять дней не интересуюсь содержимым.

Осень, такие же дни, как и другие, только все бояться гриппа и вздыхают по поводу предстоящей зимы и прошедшего лета. Осень меняет декорации обыденности на более слезные, которые ярко отражаются в окнах и стеклах витрин.    

И вообще как то все спокойно, звонки со смехом, поцелуи с языком, касания с возбуждением, слова с издевками, улыбки с лицемерием, глаза под стеклами, холод на шее, белый цвет погряз в грязи и поглощение витаминов заметно возросло.

Смеюсь над неурядицами, потому-что глупо вести себя серьезно в ситуациях бредовой действительности.



Немного о текущем…

Flash-ролик

Люблю преклоняясь, ценю мимолетно, трахаю страстно, убиваю хладнокровно.

Скучно наблюдать за водной гладью, когда нет волн или умиротворяющих кругов. Стихия то же может впадать в спячку. Только огонь всегда горит хаотично и на миг можно уловить его множественные языки, которые готовы приласкать все на своем пути, но его еще нужно разжечь. Где мои спички!? они залиты водой.

Рассветы под «Depeche Mode», закаты под «Nickelback», а обыденность в ярких красках радости. Где серость печали!? она просто трансформировалась в улыбки.

Моя любимая цитата — я люблю… не помню, кто сказал это первым, да и не важно, весь мир плагиат на глянцевый мир будущего, которого уже не существует потому-что он всегда в  прошлом.

Бита, сделана из гнева и насмешек, разбивает фарфоровую реальность, на маленькие частички которые отправляются в корзину с позабытыми мыслями мгновений.

Я бренд своей действительности и моя субъективная философия базируется на исключительно фундаментальных основах моего восприятия, место дислокации мыслей меняется ежеминутно, иначе фрустрация поглотит меня в свои оковы аскетизма, что сделает невозможным гиперреализм анархизма свободы социального положения и метафизических понятий.

Жму руку тем, кто понимает то, что о чем мечтает, и целую тех, кто пахнет весной и сексуальным наслаждением. А все остальные валите на… или в… не важно, лишь бы там было не комфортно.

Все заканчивается, и как правило хорошее в первую очередь. Почему? потому-что добро ни кто не пытается остановить.

Листок формата А4 подходит к концу как и лента моих беспозвоночных мыслей.

Утренняя прогулка или «ночная неожиданность».

Утро нежно коснулось меня, когда рассвет еще не озарил землю своими лучами. Я постарался уснуть снова, но было уже поздно, сон ускользнул от меня. Я решил прогуляться в лучах рассвета, и начал медлительно собираться. Когда я вышел, небо уже разразилось светлыми оттенками серости. На удивление на улице было много людей, я посмотрел на часы 8:15. Сосед выгуливает своего ротвейлера, а продавцы всех мастей давятся в тесных автобусах, редкие автомобили рассекают воздух, поднимая дорожную пыль, которую подхватывает ветер на свои невидимые руки.

Встретил знакомого, который шел с какой-то затянувшейся вечеринки, у него был ужасно помятый вид, но он был счастлив. Он высказал мне свои мысли по поводу погоды, она его раздражала, в руках у него был картонный стакан из-под «Pepsi». Мне нужно было купить сигареты, и мы двинулись в сторону ближайшего гипермаркета,  который находился на той стороне центральной улицы. Он продолжал рассказывать о погоде и климате, попивая свой напиток. Когда мы перешил дорогу с белоснежной разметкой, он резко сменил тему разговора, спросив:

- Как ты относишься к сексуальным извращениям?

- Смотря, что для тебя извращение.

И он обрисовал мне ситуацию, которая с ним произошла этой ночью, я решил запечатлить ее в буквенном варианте. Что бы Вы сами решили извращение это или нет.

***

Юра спал на кровати хозяина укутавшись в пуховое одело, ночью забыли закрыть окна и холод гулял по квартире окутывая обнаженные тела. Ему снился сон, как он прыгал по крышам разноцветных домов, ища волшебный кубик для какой-то монограммы, о которой знал только он и владелец небоскребов. Он улыбался при каждом прыжке, его захватывало чувство полета.

Сквозь сон он почувствовал, как кто-то стягивает с него одеяло. Хмель и сон еще властвовали в его голове, и ему было лень поправлять одеяло. Через какое-то время он почувствовал холод и что кто-то стягивает с него джинсы. Он приоткрыл один глаз и увидел Алину, она старалась не разбудить его. Медленно стянув с него джинсы и белье, она стала покрывать его ноги поцелуями, член предательски начал вставать, но Юра, думая, что это часть игры, все еще не предпринимал, ни каких действий, он боялся испугать ее. Ее губы коснулись головки члена, и она начала сладко посасывать его аккуратно двигая головой. Юра ни знал, что ему предпринять и лежал, не шелохнувшись, он да же боялся издать звук собственного наслаждения. Он думал: что же предпринять? Вдруг я напугаю ее своими движениями, ведь она очень стеснительная, хоть я и знаю ее всего пару недель, тут много ума не нужно что бы понять, что она смущается, раз так аккуратно все делает, значит, не хочет, что бы я проснулся, ролевая игра. С этими мыслями он распластался на кровати, продолжая сопеть, словно он в глубоком сне.

Алина еще немного поиграла с его членом своим языком, а потом все прекратилось. Он чувствовал себя идиотом, чувствуя, что он лежит посреди белых простыней, сопя и с торчащим членом жадно поглощая воздух. Юра чувствовал, что она рядом сидит у него в ногах, и твердо решил, что при следующих ее действиях заключит ее в свои пылкие объятия.

Тут же он почувствовал влажный палец, который чуть касался его губ, по аромату он понял, что пахнет ее соками, в горле пересохло, а сердце начало бешено стучать.

Юра чуть приоткрыл глаза, и увидел, как Алина встала над ним, сейчас она сядет мне на лицо, подумал он и я вгрызусь в ее плоть. Улыбка растянулась на его лице.

Вдруг он почувствовал, как теплая жидкость разливается по его торсу. Юра открыл глаза, и увидел, как Алина исполняет «золотой дождь» щекоча свой клитор и щипля свои соски. И все это с улыбкой на лице. Он замер, шок на миг парализовал его, он понял, что его лицо все еще озаряет эта глупая улыбка. Алина смотрела на него похотливым взглядом, кончик ее языка облизывал тонкие губы.

- Ты что делаешь сука! – истошно завопил он.

В один момент он соскочил на ноги, и влепил ей увесистую оплеуху. Юра орал ругательства, брызгая слюной на обнаженное тело Алины, а она только смеялась в ответ. На крик сбежались обитатели квартиры, Юра еще пару раз успел ударить ее, когда его оттащили.

- Отпустите меня. Уебки! Она обсосала меня! Сука! – кричал он, вырываясь из крепких объятий толпы.

Его вытолкали в коридор, и он сразу побежал в ванную. Смыв с себя этот позор холодной водой несколько раз, он выскочил из ванны, поспешно оделся и выбежал вон. Пока Юра все это проделывал, он не видел Алину, но слышал ее смех в другой комнате. Смех до сих пор звучит у него в ушах. Он торопливо зашагал в сторону дома, и обнаружил в кармане своего пальто стакан «Pepsi». Голова болела от похмелья, мысли разбивались о стену непонимания, было холодно и противно, но почему-то улыбка все еще не сходила с его лица.

***

После этого рассказа он показал мне SMS от Алины, которую она прислал незадолго до нашей с ним случайной встречи. Электронное послание было следующего содержания: «Может повторим?». Я рассмеялся, глядя в его глаза полные растерянности, гнева и похотливого огонька. Я подбодрил его стандартными фразами и шутками, мы посмеялись и разошлись. Только Юра смеялся, как то натужено.   

Из прошлого.

Чашка горячего капучино с воздушной пенкой, я в центре какого-то кафе, вокруг полно людей все говорят, жуют, смеются, раздражают своими улыбками и весельем.

Я извлекаю из кармана пакетик с белым веществом, стучу по нему пальцами, что бы сбить прилипшие комочки к полиэтилену от палящей жары солнечных лучей. Высыпаю содержимое в чашку, на меня пялятся какие-то люди, наверно думают, что это сахарная пудра. Долго мешаю ложкой, что бы частицы адреналина растворились окончательно в горячительном напитке.

Подзываю официанта и заказываю двойной неразбавленный виски, раздражаюсь от его уточняющих вопросов.

Пересчитываю деньги, от куда их так много, с улыбкой выпиваю горячий горький кофе, закуриваю сигарету и выпускаю аккуратные кольца в сторону соседних столиков.

Приносят виски, а я уже не могу спокойно сидеть на стуле. Меня начинает пробивать озноб, голова немеет, мысли выстраиваются по стойке смирно как караул Британской Королевы.

Потягиваю виски, с улыбкой глядя на людей вокруг, они кажутся все такими милыми.

Солнечные лучи танцуют Jazz на белой скатерти моего столика. В ход уже пошла третья сигарета, и четвертый разговор по телефону, говорю много, быстро и постоянно смеюсь.

Цепляюсь за чей-то взгляд, нарываюсь на конфликт с какой-то компанией, администратор просит меня удалиться, в шкатулку отсчитываю деньги по счету и кидаю пустой пакетик.

На улице тепло и солнечно, иду по тротуару, пританцовывая под «Trance». Сворачиваю на менее оживленную улицу, достаю миниатюрную стальную трубочку, пару щепоток ароматных бошек «Brainstorm», ароматные кудрявые облака дыма следуют за мной попятам.

Солнце не может пробиться через стекла моих солнечных очков, а улыбка не сходит с лица. Телефон уже вжился в мою голову, назначаю встречи, на которые не приду, и я и они это знают. Но все смеются.

Ищу влажные губы, и нежную кожу, упругую попку и неразработанный сфинктер, сладкую вагину, которая поглотит меня полностью. От этих мыслей становиться тесно в штанах, скидываю разговор на полуслове и набираю номер орального удовольствия. Она работает, но хочет, и я пешком двигаюсь в ее сторону, всего несколько кварталов.

По пути посылаю на хуй попрошайку, и глумлюсь над прохожими, убегают от каких-то мужиков, которым не понравилось, что я назвал их спутницу блядью, куда им догнать меня во мне сейчас шестьсот лошадиных сил, а мой мотор выдает сто двадцать ударов в минуту. Убегая, кричу что они кучка жалких хуесосов, они сдаются через пол квартала.  

Я наркоман, и что? Мне плевать на общественное мнение и общественную жизнь, я живу от дорожки до косяка, от минета до бряканья стаканов, от вздоха до выдоха, и мне все равно, что будет завтра, пока есть сейчас. Я погряз в лицемерных улыбках и сладостных обещаниях, в мечтах, для достижения которых я и не сделал ни одного шага. Мне плевать потому-что я Бог в своем мире и любой, кто в него вторгнется, умрет от моей руки.

***

Иногда эти воспоминания поселяются в моей голове, и я рад, что время иллюзорного удовольствия кануло в лету. Это важный опыт, к которому я не вернусь. Благодаря этому опыту я увидел другой мир, который не видят непосвященные. Я ощутил запретные сладости, которые возносят выше небес, но и роняют к самому ядру земли.

Я не горжусь этим, но и не стыжусь этого, глупо стыдиться за собственный выбор.

Я не жалею об этом периоде, глупо жалеть о своих исполнившихся желаниях.

Я не скучаю по этому, глупо скучать по собственной смерти.

Сейчас у меня другие ценности, которые важнее призрачного удовольствия.

И улыбка по-прежнему не сходит у меня с лица, она вызвана окружающей прекрасной реальностью, ведь когда ты увидел самый низ, середина тебе кажется раем, и я благодарен, что вижу все великолепие мира и он отражается не в стеклянных расширенных зрачках умирающего в кайфе сознания.

Мысли под брендом "…" .

Жидкокристаллический экран «SUMSUNG» озарил комнату, из его колонок разразился «Flo Rida Right Round» разбудив меня, в это утро «MTV» не подвело.

Кофемашина «De Longhi» ворчит, готовя мне кофе, а «KENT4» помогает сократить эти секунды. Зубная паста «Colgate», бритвенный станок «Gillette», мыло ручной работы из лавки соседнего торгового центра.

Подцепленный «VAIO» к аудиосистеме «Jet Balance», и моя обитель наполнилась легкой музыкой «Abakus».

Зауженные джинсы «Lee» темно синего цвета в обтяжку. Влажное облако от «Givenchy» оставило микроскопические капельки аромата на моей кожи. Белая сорочка с высоким воротом и приталенный темно-синий пиджак от «Ketroy», туфли «Chester» и черное пальто от «LANVIN». Щетины нет, и шапка не нужна.

На улице безветренный дождь от «Ciel Gris» робко мочит асфальт от ООО МГУП «Дорожное управление». В ушах первоклассная музыка «Chuck Berry» которую, выдает мой «iPod» на полную мощность.

Я смотрю на мир от «Бога» или от «Дарвина». Какой дизайн больше нравиться, еще не решил.

Вся действительность погрязла в брендвой войне или бредовой. Ценники на «Успешность» давно уже перевалили за шестизначные цифры. «Оргазм» продается за  «Минет», который в свою очередь продается за «Любовь». «Спокойствие» можно купить за «Одиночество», а вот бренд «Счастье» продается дороже всех, хоть он и некоммерческий.

Пожалуй, единственный бренд, который невозможно купить это «Время», хотя у нас у всех есть его акции с рождения. Которые мы обмениваем на множество акции других брендов, для того что бы создать собственный успешный бренд.

Вечный бартер самый правдивый слоган длинною в жизнь.


Made is Sergei Mironov.


Страх в слабости силы.

Бокал был наполовину наполнен светлой золотой жидкостью, я повертел его в руках, и поставил на место. Съел дольку горького шоколада, по мне так молочный слаще.

За столом напротив меня сидел Он. Я наблюдал за его резкими движениями полными бесстрашного отчаянья. Он громко кричал в трубку, тщательно подбирая слова. Хмель не в силах завладеть его сознанием полностью, наверно это профессиональное или стресс.

Среди принтеров, факсов, компьютеров и рыжих столов гуляет, сигаретный смок и полный напряжения воздух.

Он швырнул телефон на стол и уставился на него. Снова закурил сигарету и осушил бокал. Его взгляд блуждал по комнате и остановился на мне, с того момента пока я здесь он не сказал ни слова, просто налил мне в бокал золотой жидкости и кинул на стол пачку сигарет.

- Что-то ты какой-то нервный. – я решил первым нарушить это молчание. Мне надоело слушать экономические термины, которыми он сыпал в телефонную трубку.

- Что? – ответил он, не сводя с меня глаз.

Я не ответил и снова стал вертеть бокал в руках. Жидкость красиво переливалась, блики света ламп отражались на стекле. Вся вселенная отражается в этом маленьком золотом мире.

Он достал небольшой портфель, извлек оттуда какой-то пакет и швырнул мне на стол. Затушил сигарету и тут же прикурил новую и снова уставился на меня. Я заметил, что в его глазах отражается тоска, хмель, злоба и что-то еще, я ни как не мог понять что это.

- Посмотри. – сказал он сквозь зубы.

Я развернул черный полиэтилен, который скрывал несколько аккуратных толстых пачек денег. Тысячи рублевые купюры были аккуратно перетянуты ленточкой бумаги. Я тут же вернул пакет в первоначальное положение и передал ему. Не люблю держать чужие деньги, хоть и работаю с ними каждый день. Я где-то читал, что те, кто непосредственно работают с деньгами, более счастливы. Чушь!

- И что? Хвастаться не хорошо. – сказал я. 

Он ни чего не ответил, телефон снова зазвонил и он начал оживленно разговаривать, то по одной линии, то по другой. Из разговора я понял одно, Он очень сильно влип. Шли разговоры про какие-то машины, которых нет, про то что кто-то кому-то «накручивает яйца» и чаще всего звучали слова: репутация, обещал, ты пойми, лизинг, демпинг, счет, перегнать, завтра, обещал, машины, корейцы, пару имен, пару названий, обещал. Он швырнул телефон в стену, тот разлетелся на запчасти. Он снова выпил, налил, выпил, налил, закурил, встал и подошел к останкам своего телефона.

- Дай свою трубку? – сказал он.

- Двенадцать тысяч. – я передал ему телефон с улыбкой.

- Ты думаешь мне сейчас до шуток и улыбочек!? Я влетел на такие деньги, я поручился… из всей его пламенной речи которую он выпалил на одном дыхании, я уяснил что он вложил свои деньги в схему и туда же втянул достаточно влиятельных людей, а схема проваливается, не понятно почему. Потом он начал лепетать про какую-то девочку с которой он познакомился в командировке. Ей девятнадцать лет и он делал ей кунилингус каждый вечер, а кончал только в задний проход. И потом ему пришлось уехать, и он скучает я так и не понял, что его больше волновало девочка или деньги, схема, демпинг, обещания.

Он вставил свою симку в мой аппарат, переписал какие то номера, и вернул мне телефон. Я отдал ему симку, и сказал что мне пора. Он протянул мне свой бокал и кивнул на мой, я сказал, что я не пью, он спросил, почему и я ответил, что просто не хочу и что это ни как не связанно с принципами. Он смотрел на меня, не моргая и не опуская бокала. Мы чокнулись, звон стекла, и обжигающие капли упали в мой желудок. Мы попрощались, и я вышел, за моей спиной колонки разразились на полную громкость, ()*. Я улыбнулся. Всё-таки прав Камю: «Женщины – это свобода».

Я спешно направился домой, думая о всей этой ситуации и что я не смог прочитать в его глазах. И тут меня осенило, это был страх, может страх неизбежности, а может страх разлуки. Это знает только Он. Интересно и безумно печально видеть, когда сильные люди склоняют головы перед собственной слабостью. Но все время быть сильным это так утомительно и слишком жертвенно.


Примечание:

1. ()* - Flash-ролик


Ни чего необычного из обычного.

Flash-ролик

Когда уже все станет белым? Обожаю искристый белый цвет, который режет глаза своей чистотой, но не люблю его холод.

Надоело ощущать себя героем книг Уэлша, Селина или Берроуза. The Doors ритмично играет из колонок, шторы плотно задернуты, а на экране моего монитора происходят чудеса от Criss Angel. Все звонки отклонены, а контакты оборваны, стоит отключить ISQ и социальные сети, а телефон поставить на беззвучный режим и я испарился из современной обыденности. Может поэтому Бен Ладена и не могут найти, потому-что у него нет странички на Facebook, и ящика от Google. Если отрубить все электрические приборы можно насладиться тишиной собственного дыхания. Ни какие звуки, ни смогут заглушить мысли.   

Душевный анархизм не устраивает революцию сознанию, сегодня не тот вечер. А что в нем такого не обычного? Ни чего, он такой же волшебный, как и все остальные.

Продолжаю прыгать с секунды на минуты, а с минут на часы, вечный круг таинственности жизненного пути длинною в вечность.

Вспомнилось одно необычное стихотворение в прозе, которое оставило в моей голове ожог от клейма хлестких слов:

«– Что любишь ты больше всего на свете, чужеземец, скажи, отца, мать, сестру, брата?

– У меня нет ни отца, ни матери, ни сестры, ни брата.

– Друзей?

– Вы произнесли слово, смысл которого до сего дня остается мне неизвестным.

– Родину?

– Я не знаю, на какой широте она расположена.

– А красоту?

– Я полюбил бы ее охотно, – божественную и бессмертную.

– Может быть, золото?

– Я ненавижу его, как вы ненавидите Бога.

– Что же любишь ты, странный чужеземец?

- Я люблю облака… облака, что плывут там, в вышине… дивные облака!» (с) Шарль Бодлер

Гуманизм сейчас на пике моды, но я не когда не был модным, стиль искренности для меня важнее.

Вечерняя прогулка под дождем с зонтом равнодушия.

Flash-ролик

Асфальт был черного цвета, до него не доходил свет от фонарных столбов, в лужах отражались неоновые вывески магазинов и редкие капли дождя, создающие завораживающие круги. Все усыпано желтыми листьями, которые я поднимаю в воздух своими шагами. На встречу попадаются люди, куда они идут? Домой к семье, на квартиру к любовникам, на пьянку в честь дня рождения, на работу, а может за очередной дозой. Да кого это волнует? Только тех, кому это выгодно. Мне же до этого нет ни какого дела. Верх эгоизма не замечать чужие жизни, если они ни касаются меня? Возможно, но я, ни когда не отрекался от правды.

Большинство людей ставят себя выше всего, чувство собственной значимости переваливает за их возможности. Таких людей я считаю глупцами, они ни когда, ни чему не научаться и ни к чему не придут. Они просто ограничены и не достойны жалости. Но мне плевать, я таких людей избегаю, считаю, что незачем тратить на них время. Как можно научиться рисовать у слепца, говорить у немого, и слушать у глухого?  

Навстречу мне попалась девушка, она шла, гордо запрокинув голову, ее взгляд устремлен вперед, осанка такая, что позавидовал бы любой полковник. Мне показалось, что звук ее каблуков об асфальт отдавался ритму моего сердца. Хочу стать воздухом, который она поглощает, хочу стать ее бельем, только на один день или хотя бы на один день. Как говорил Камю: «Женщины – это свобода», и я с ним согласен. На мгновенье наши глаза встретились, она хладнокровно отвела взгляд, и продефилировала мимо. Быть может она идет от того кто стал ее бельем и воздухом, к тому кто стал ее губкой в душе. Мне все равно.

Я прикурил сигарету, не смотря на усиливающийся дождь, а зонтов я терпеть не могу. Сегодня одна очаровательная особа предложила мне секс, втроем, а именно МЖМ. Что за бред? Я пол часа объяснял ей что меня не возбуждают чьи-то яйца поблизости. Быть может я собственник в вопросах секса, не люблю делиться удовольствием. То, что мое да же на время, должно принадлежать только мне. Она сказала, что если я передумаю, то она готова. Я не передумаю, потому-что мне неинтересны такие эксперименты. А то, что мне не интересно, то для меня не имеет значение.

Я уяснил, что нет смысла что-то делать просто так, если это ни как не затрагивает меня в положительном ключе. Будь то духовные радости или же материальные. Я расчетлив? Это так, а как иначе? Если действие не приносит наслаждения, какой в нем смысл.

Задумавшись, я провалился в лужу, вода неприятно отрезвила меня. Я остановился, ко мне тут же подошел старик, откуда он взялся.

- Молодой человек, у вас не найдется мелочи. – сказал он осипшим голосом.

- Я не достаточно беден, что бы подавать милостыни. – ответил я разглядывая свои туфли и штанины заляпанные мелкими капельками лужи.

Он сделал вид, что не услышал, что я сказал и снова повторил свою заученную фразу. Я залез в задний карман выгреб всю мелочь и отдал ему.

- Спасибо. Храни тебя Бог. – ответил он с благодарностью в голосе.

Я ни чего не ответил, и двинулся дальше. Думая про себя, что его Бог не смог да же сохранить его, что уж говорить о том кому все равно на идеологические завывания хора крестовых походов. Почему я ему помог? Сострадание? Жалость? Или что бы он отстал от меня? А может просто захотел сделать приятное, этому бродяге? Для меня это ни чего не стоило. А для него?

Наверно безразличие, такая же отрицательная черта, как и положительная. В любом случае она мне нравиться, быть может, это закал моего образа жизни, быть может, воспитание. В детстве я очень часто слышал выражения наполненные похуизмом: «Деньги навоз, сегодня нет, завтра привоз» или «Мне по хуй мороз, я там-то там-то рос».

Вот уже и показался мой дом, прогулка среди этой урбанистической среды в эту обыденную пятницу подходит к концу. Много вопросов, которые не требуют ответов, много ответов, которые не требуют вопросов.

Я открыл стальные двери подъезда, в нем было светло и сухо, на улице начался настоящий ливень. Но мне все равно, он меня уже не касается.

Flash-ролик

Добро вокруг, оно в житейских улыбках и радостях простоты.

Луна, застывшая на небе пыталась пробиться сквозь прозрачную пелену облаков, вокруг нее образовывалось бледное очертание света. Я выдыхал пар вперемешку с сигаретным дымом, и смотрел на этот чарующий бледный шар. Он завораживал невидимыми глазу орнаментами своих краторов. На улице было холодно и уютный офис так и зазывал меня в свои объятия, свет от ламп пробивался сквозь пластиковые стекла дверей, он выглядел очень гостеприимно.

Мертвый объектив камеры наружного наблюдения смотрел на меня, я поднял руку по направлению к ней и вытянул средний палец, пусть охрана побеситься.

Чувство дружелюбного спокойствия не покидает меня с обеда, после того как я сходил в цех к нашим работягам, что бы они сделали петли на кончиках  стального шнура который должен был обвязать стройный ряд аккумуляторных батарей. Я вошел в цех, вокруг валялись всякие железки, запчасти и стояло великое множество зеленных ободранных станков. Никого не было, и только я собрался уйти, как услышал голоса в глубине этого огромного помещения провонявшего бензином и маслом. Я направился на голоса, аккуратно ступая своими белыми подошвами на черный от мазута пол. В конце я увидел комнату наполненную людьми, они о чем-то громко спорили и смеялись. Все как один одеты в робы темно синего цвета, вообще-то наш фирменный цвет оранжевый, но он наверно более маркий. Я прошел в комнату, она была наполнена густым сигаретным смоком, все курили и играли в домино. Мне это показалось забавным. Я обменялся со всеми рукопожатиями, хотя знал только начальника цеха Михаила.

- Ну и что же отдел продаж забыл в наших краях? – он приветливо улыбался, держа в руках черные фишки.

Я объяснил ему цель моего прихода.

- Григоричъ! – громко крикнул Михаил.

В проеме появилась голова Григорича, лицо у него было черное, а на носу воцарились очки с толстыми линзами.

- Ну, хули, ты орешь?! Весь настрой сбиваешь. – сказал Григоричъ не проходя в прокуренную комнату.

- Попизди мне еще! Тут к нам отдел продаж пожаловал. – Михаил кивнул в мою сторону – давай-ка отвлекись, здесь нужно одну хуевину создать, дело требует твоих золотых рук.

Григоричъ насупился и ворча подошел к нам, остальные не обращая внимание продолжали греметь фишками об стол. Я объяснил ему суть моей житейской проблемы и он, взяв у меня стальной шнур, испарился в проеме, напивая: а ну давай, давай наяривай, гитара семиструнная.

Я уселся на стул и стал наблюдать за игрой слушая их разговоры.

- Ах, тыш, ебиться сердце перестало.

- А вот так!

- Сучий бардак.

- Палыч, наливай, а то уйду.

- Ты и так выжрал все гандон ты штопанный.

- Ну что может чайку нашего фирменного?

- А! Отдел продаж, будешь чай? – обратился ко мне мужик весом примерно в сто килограмм.

- Я не против. – ответил я не отрывая взгляд от игры.

Он куда-то ушел с кружками, до сих пор не понимаю, как они все уместились у него в руке. Он вернулся через пару партий, с Григоричем, который передал мне шнур, на обоих концах были сделаны аккуратные петли. Они поставили чашки на стол, Михаил протянул одну мне. Я взял кружку и поблагодарил. Они все выжидающе смотрели на меня, а я не понимал, что означают эти странные улыбки. Я сделал большой глоток и тут же начал кашлять, потому-что в моем стакане был коктейль «Обеденный»: чуть горячей воды, немного заварки для цвета и все остальное водка. Я чувствовал противный вкус спирта и кашлял, так что у меня слезы начали выступать на глазах. Они дружно засмеялись.

- Ну что же ты отдел продаж? Слабовато.

- Сам же сказал не против, а? Серега? – Михаил толкал меня локтем.

- Допивай!

Я поставил кружку на стол и посмотрел на них. И тут я понял, что это все не какой-то злой розыгрыш и не глумливая шутка. Это искренний смех и искрение улыбки, они поделились со мной частичкой своего мира пусть да же с помощью такого жеста. Они меня не знали, видели только несколько раз, и сразу отнеслись ко мне по-дружески. Такие люди живут в простом мире, они не усложняют сложности, они потешаются над ними. Они всегда открыты и дружелюбны и могут часами обсуждать не нужные вопросы. В тот момент я почувствовал спокойствие, мне показалось, что время тянется как герой жвачки «Boomer», какая-то доброта наполнила меня и заставляла улыбаться в этом все же чужом мне мире. Я  просидел там еще полчаса, пока мой сотовый не начал выдергивать меня из этой реальности домино, ругательств, водки, смеха, мазуты и звуков станков.

- Спасибо. – сказал я, выходя из прокуренной комнаты, где существование смока вечно пока они там.

- Спасибо не булькает. – отозвался Григоричъ.

- Можешь допить мой чай. – смеясь ответил я и зашагал бодрым шагом по черному полу.

Я выкинул сигарету точно мусорку, свет все еще играл на стеклопакетах дверей. Холод заставил меня побыстрей спрятаться от мертвого объектива камеры. Зайдя в теплое помещение, я уставился на презентационный стенд с аккумуляторными батареями, они были перетянуты стальным блестящим шнуром, а на петлях красовался маленький замочек. Улыбаясь, зашагал вглубь офиса, распевая:Flash-ролик

     


Без названия, в стиле —

Темнеет, но, не смолкая,

Ликуя или скуля,

Пытается жизнь людская

Выписывать вензеля.

Шарль Бодлер «К исходу дня»

***********************************************************

Flash-ролик

Я создаю гимн безмолвия, невидимыми буквами выводя реальность и провозглашая её беззвучными словами. Я кричу криком нежности, кусая тонкую материю этой обыденности пытаясь разорвать её в клочья. А потом снова собираю её в пазл откровений. Понимание, не понимание, кому выгодно, а кому плевать, кто готов решиться, а кто уже решился. Как судить о своих поступках если не когда задуматься о их смысле?

Чувствую себя героем фильмов Эндрю Блэйка, Фелини, Линча, Кубрика и Вуди Аллена.  Движениями, рассекая воздух, вторгаясь во владения ветра в стиле ультранасилия. Забываю, что важно, когда инстинктивные желания закидывают очередную наживку неудовлетворенности. Все желания у меня начинаются с фундаментальной основы – хочу, и заканчиваются этой же основой. Сколько стоит мое следующие хочу? ZERO! Моя нирвана – это моя сансара.

Дикий смех в припадке сумасбродства разложившегося мира, который не в состоянии накормить всех карамельными конфетами печали. Тошнит от приторного вкуса сахарной пудры, поэтому наслаждаюсь острым вкусом перца Чили. Почему? Потому-что чувствую, как он обжигает мне внутренности страстным огнем, порождая утопическую боль счастья под покровом печали.

Руки устремлены в небо, редкие хлопья снега с каплями дождя осыпают меня своими короткими касаниями. Они разбиваются об меня на смерть, как люди разбивались 11 сентября об гладкий асфальт. Ветер спит в остатках листвы на деревьях, а свет от столбов освещает завораживающие декорации природной реальности. Секунды падают в небытие, как и этот снег, освещенный искусственностью, так полюбившейся живым. Вокруг люди, на лицах серость вперемешку с редкими улыбками надежды. Кто сказал, что глаза зеркало души? Почему тогда за самыми очаровательными глазами прячутся разложившиеся сознания и отдающие душком гнилья мысли.

Я знаю то, что я понимаю. А что понимают эти люди с очаровательными глазами?

Немного вечернего веселья.

Flash-ролик

Бутылка виски на столе, Gene Vincent поет задорным голосом. Вечер теплый, мягкий, уютный, как и мой халат, вообще-то я их не люблю, но сегодня извлек его из глубины шкафа, одев поверх одежды.

Звук громче! Отплясываю Rock and Roll, настроение на высоте звезд. Меня да же не раздражает эта ругань приятелей собравшихся здесь и обсуждающих все, за что зацепиться мысль. Спорим, кричим, смеемся.

- Джессика Альба, «Город грехов». – говорит Вадим.

- Николь Кидман «С широко закрытыми глазами». – отвечает Андрей.

- Салма Хайек «От заката до рассвета». – продолжает Вадим.

- Особенно в образе вампирши. – вмешивается Мария.

- Кира Найтли любой фильм. – встреваю я.

- Деми Мур «Солдат Джейн» и «Стриптизерша». – вторит Мария.

- Жанна Фриске в любой позе. – Вадим покорно опускает голову.

- Камерон Диаз, Шерлиз Терон, Дженнифер Энистон и старушка Клаудия. – выдает Андрей на одном дыхании.

- Джина Гершон «Без лица» - говорю я.

- Джордж Клуни «От заката до рассвета». – восклицает Анна, которая до этого была в наушниках и услышала последнюю фразу.

- Что Джордж Клуни? – говорю я, мы все уставились на нее.

- Ты и в правду готова это сделать? – с серьезным лицом говорит Мария.

- Что сделать? Ну, он мне нравиться, он такой … - она растерянно, смотрит на нас.

Минутное молчание.

- А ты бы просила его перед этим анус отбелить? – я смотрю на неё, еле сдерживая смех.

- Зачем? – растерянно говорит она.

- То есть так бы поиграла с ним язычком? – отвечаю я.

- А? С чем? – говорит она в еще большей растерянности.

- Ну как же, вылезать его попку. – заключает Мария.

- Ммм – мычит Анна краснея.

Минутное молчание и заразительный смех со всех сторон и на всю комнату.

- Извращенцы – она кидает в меня блокнот и попадает.

- А все же, вылезала бы. По глазам поняла что ты бы сделала это. – сквозь смех говорит Мария.

Смех продлевает жизнь? Я ни когда не умру.


Sex & love & happiness…fuck it

Flash-ролик

По субботам работаешь нетерпеливо и легко, только урчание системника и редкие звонки прерывают мое офисное одиночество в сети. Она приехала в этот пустой офис спонтанно, она всегда так действовала. Ей 23 года, она одета не по погоде в узкие джинсы, футболку и короткое пальто. У нее короткие светлые волосы и потрясающие глаза, а тело как у Шерлиз Терон в «Адвокате дьявола». Она плачет, потому-что любовь для нее умирает, с каждым новым глотком мартини из моей кофейной кружки. Первые ее слова были:

- Мужчины, вы самые отвратительные существа среднего рода.

- Почему среднего. – недоумевал я.

- Потому-что говно, то же среднего рода.

Она поведала мне индивидуальную историю, которую можно подогнать под стандартные рамки отношений. Она любит, а он только трахает. (нужно написать письмо в отделение стандартизации, пусть выпустят новый ГОСТ под названием «разочарование сексолюбовных отношений»)

Я выдал ей пламенную речь о том, что виновата только она (я не страдаю идиотской болезнью «мужская солидарность», по мне так мужчины хуже женщин, хотя бы, потому что не так совершенны, но лично я радуюсь своему несовершенству). Естественно это подействовало на нее крайне негативно, потому-что эмоции душили разум. Тогда я решил проявить новаторство и изобразил на листе формата А4 схему ее отношений под названием «взгляд со стороны» исполнитель Миронов С. В. Это ее позабавило, она как прилежная ученица слушала попивая мартини и морщась от его приторного вкуса.

Первый смех и уже не все мужики среднего рода а солнце светит ярче.

После схемы был написан вывод: Секс — это проявление исключительно физического удовлетворения, а любовь —  проявление исключительно духовного удовлетворения (исключения сентиментальные абстрактные понятия). При сочетании этих двух понятий мы имеем равновесие, другими словами гармонию или призрачное счастье. Но в современном мире секс стал отдельным культом, если раньше говорили: «Я люблю тебя» сейчас можно просто сказать: «Я люблю секс» и в ответ услышать «я тоже». Культ секса заменил культ любви. Следовательно, появляется возможность секса без любви и обязательств. Из чего можно заключить, что любовь ради секса неравноценный обмен.    

Инструкция: В дальнейшем предлагается инновационная бартерная система, а именно: Секс ради секса, любовь ради любви.

Второй приступ смеха, издевательский звонок бывшему любовнику, пару слез с улыбкой, два глотка и моих, два часа потраченного рабочего времени. Она ушла, а я вылил в раковину остатки ее сладкого горячительного напитка.

Прошлое — это то, что уже ни когда ни произойдет, можно повторить цепь событий, но восприятие уже совсем другое, это называется опыт. Вся жизнь это опыт одного человека над собственным я. 

И конечно она снова обожжется, как и многие другие люди (в смысле не только женщины). Но ведь в этом и заключается радость опыта да же если он печальный, ты чувствуешь его и переживаешь снова и снова, все это означает только что ты живешь, а это уже само по себе прекрасно. Ни чего не чувствуют только трупы и трусы, первые не живут впрочем как и вторые, они просто существуют.

Все плохое забудется, если только нет пунктика злопамятности.

Все хорошее забудется, если нет пунктика благодарности.

А если нет ни того, ни другого? Что будешь помнить? Лоскуты-отрывки, из которых сшивается одеяло памяти, и у каждого свой цвет и качество. Я предпочитаю кашемир с разными оттенками.

Неужели отношения требуют расчета, который душит любовь, превращая ее в скучное математическое уравнение. Такая скука ради собственного духовного спокойствия для меня неприемлема, да же если я рискую обжечься. У меня все равно пунктик злопамятности давно трансформировался в пунктик благодарности.

По мне так это глупо учиться на чужих ошибках, я не доверяю чьим-то выводам по их лабораторным работам жизни. Я пишу свою, и наслаждаюсь этим процессом с улыбкой на лице.

Наше единство в борьбе против Нас.

Кажется, на улице началась ядерная зима, такая серость вперемешку с бесцветными красками осени, удручающи действует на меня. Улыбки спрятаны под зонтами, женские ножки под подолами плащей и пальто, так сексуальней потому-что загадочней. Бесконечный поток автомобилей, пролетающий мне на встречу по этой центральной, восьми полосной дороги, со скоростью сто километров в час, создает ветер. Листья замерли как будто кто-то, собравшись их запечатлить на свой мольберт, приказал не двигаться. Я сорвал желтый лист  и покрутил его в руках, он мертв, на пальцах осталась серая пыль копоти.

Мир умирает.

Конечно, я не страдаю иллюзиями и ни кого не обвиняю в этом, ведь я сам пользуюсь огромным ассортиментом благ, которые мне может предложить цивилизация.

Натыкаясь на выпуск «no comments», на «evro news» я вижу черные от нефти трупы пеликанов, которые заполнили побережье. В этот момент, я думаю: какие же люди антиприродные создания, но отвернувшись, вызываю такси, хотя мог бы пройтись пешком эти два квартала. Интересно, а кто будет меня отмывать от нефти?  

Кто-то поклоняется консервным банкам, заявляя, что это искусство, я же предпочитаю живые пейзажи. Пока они еще есть…

- Привет. Куда идешь? – женский голос прервал мои мысли.

- Двигаюсь по направлению вверх. – я пальцем ткнул в небо.

- Тебя подбросить?

- Было бы не плохо, а ты состоишь в NASSA?

- Нет, я работаю кухаркой на «Свободном».

- Заманчиво.

Я сел на передние сиденье, в салоне пахло цветочным ароматом, по-моему, сирень.

- Что ты тут делаешь, Оксана и куда направляешься?

- Еду за Дашей?

Даша это ее подруга, которая вечно любит не тех и всегда страдает от паранойи, что останется одна в свои двадцать пять лет. Оксана мастерски вела автомобиль, и я не стал пристегиваться, что конечно очень безрассудно с моей стороны.

- Ты понимаешь, что ты разрушаешь озоновый слой?

- Это ты к чему?

- Ну ты ездишь на автомобиле, пользуешься современными удобствами которые разрушают природу.

- Купи мне «Prius», дом «Lumenhaus», и спи спокойно.

- Я и так спокойно сплю.

- А я думала, мысли обо мне не дают тебе покоя. – она улыбнулась не поворачивая головы.

- Ты меня не привлекаешь, другими словами на тебя у меня не стоит.

- Дурак! – она сильно ткнула меня кулаком в плечо.

- Истеричка. – сказал я с улыбкой, наигранно потирая ушибленное место.

- Я знаю что я тебе нравлюсь но я тебе не дам, знаешь почему?

- Почему?

- Ага! Я знала, что нравлюсь тебе, иначе тебе было бы все равно. Но мне если честно плевать, хочешь ты меня или нет, главное чего хочу я.

- И чего же ты хочешь?

- «Prius», дом «Lumenhaus». – она многозначительно посмотрела на меня.

- Ты банальна в своих желаниях.

- А ты будто нет?

- Я не признаю этого.

- И что это меняет?

- А что это должно менять?

- Вот я тебя и спрашиваю.

- А я тебе отвечаю.

Она повернулась и с укоризненной улыбкой посмотрела на меня.

- Ты невозможен.

- Возможен, я же реальный вот смотри. – я положил свою ладонь на ее ляжку. – чувствуешь?

Она резко затормозила и я чуть не впечатался в лобовое стекло, машинально убрав руку.

- А ты чувствуешь?

Мы засмеялись.

Я вышел из машины, и почувствовал, как ветер обдувает мои волосы. Редкие капли воды оставляли на моей коже мокрые точки. Я вдохнул воздух и заключил, что он еще не достаточно грязный, если мои легкие его принимают, значит остался еще кислород. Листья тихонько шелестели, а люди на остановки смеялись. Небо без солнечных лучей кажется таким нарядным и светлым. Если мы паразиты на нашей планете, то ей все равно не поможет ацетилсалициловая кислота, может тогда нам все же пора стать лейкоцитами в организме нашего мира. Да, да я все понимаю, я тоже люблю мороженное охлажденное холодильником, обувь из натуральной кожи и прожаренные стейки, люблю быстро добираться на автомобиле из точки А в точку Б, ленюсь заниматься волонтерством, не перечисляю деньги в WWF, иногда выкидываю мусор мимо урны, покупаю все новые и новые пакеты, включаю воду и иногда забываю что она захлебывает водосток, уничтожаю в огромных количествах бумагу, не участвую в митингах «Green Peace»…

Поэтому я могу тихо, шепотом заявить: Мы все умрем от нехватки кислорода и обезвоживания. Мы причина нашей смерти. Так давайте радоваться и рукоплескать друг другу, мы осознанно совершаем самый большой геноцид в истории человечества! Мы люди ХХI века, основоположники Апокалипсиса, это наш главный замысел, и мы его воплотим в жизнь. Потому-что наш комфорт стоит на ступень выше человеческой жизни. И не обвиняйте меня в банальности, помните я с Вами заодно.

Завтрак в окружении любви & несанкционированные действия.

Сквозь огромное панорамное окно, возле которого мы уютно устроились, видно уличную суету. Люди бегут по своим делам, жизнь бурлит в этих городских венах, интересно кто-то из них добирался до сердца. Меню в обложке из натуральной кожи, и мягкие кресла под цвет стола «венге». В ресторане мало людей, неужели не кто не хочет позавтракать вкуснейшим кофе с фирменными пирожными в местах «для курящих». Мы сделали заказ. Я делал заметки на салфетках, тонкая бумага постоянно рвалась под давлением шариковой ручки, а она скучающе смотрела в окно. Я видел ее впервые, так же как и она меня.

- Что ты пишешь? – она накручивала на палец локон своих каштановых, длинных, кудрявых волос.

- Ни чего особенного. Заметка для Блога.

- Дашь прочитать потом? – ее зеленные глаза устремлены на пару исписанных салфеток.

Я чиркнул несколько слов и адрес блога на салфетке, сложил ее вдвое и передал ей, не прочитав, она убрала салфетку в свою сумку. Женские сумки бездонны да же если на вид они маленькие, этакие черные дыры в которых ориентируется только ее владелица.

- И что же ты пишешь в Блоге? – острые ногти отстукивают дробь по белой скатерти.

- Свои мысли, куски реальности жизни, ситуации.

- Не боишься, что люди из реальности прочтут, что ты пишешь про них? – глубокое декольте и грудь второго размера еле заметно движется от набираемого воздуха в легкие.

- Есть люди которые читают, а потом звонят и говорят: эй я не такой или я не такая, на что я всегда отвечаю что это мое виденье. И я не настолько эгоцентричный как некоторые. Знаешь, они ведут блог, а потом в притворной панике пишут, что об этом узнали одногрупницы, одногрупники, друзья, родственник и так далее. Если не хочешь что бы они тебя читали, не говори не кому про блог или закрой записи от всех. Как можно случайно узнать про то, что кто-то ведет блог, если он скрывает его от людей из своей реальной жизни.

- Наверно они просто честолюбивые вруны – черное платье ей безумно идет, и этот золотой кулон над ложбинкой в виде купидона.

- Возможно. Мне все равно – щелчок зажигалки, тонкая струйка дыма – ты любишь читать?

- Да, когда есть время – этот милый курносый носик так ей к лицу.

- Любимый писатель? – чистая пепельница испачкана.

- Бенаквиста Тонино, последний кого помню – от нее пахнет весной.

- Читал его «Все для эго». Очень абстрактно и в то же время проникновенно.

- Наверное. Кем ты хотел стать в детстве? – интересно это накладные ресницы.

- Интересный вопрос – первая улыбка за утро – Киллером.

- Почему? – ее ямочки на щеках обезоруживают.

- Наверно такое воспитание. В детстве я занимался фехтованием, бегом, и стрельбой. Я стрелял да же из «Нагана», ужасное оружие. Чапаева не могли убить из этого пистолета на таком расстоянии.  

- Но ведь убили – она закинула ногу на ногу, красивые лодыжки.

- Наверное из ружья. Не важно. А ты кем хотела быть?

Официант поставил на стол две кружки ароматного кофе, от которых валил пар и две тарелки с пирожными пропитанные сливочным кремом, а наверху воцарилась вишенка. Все стерильно, чувствую себя в хирургическом отделении.

- Космонавтом – чуть пухлые губы касаются краешка кружки.

- Не обожгись – затушил сигарету, посредине стеклянной пепельницы остался ожог – почему космонавтом?

- Потому-что у меня три старших брата. И я как младшая,  подражала им в детстве – что значит это кольцо на среднем пальце – но стала архитектором.

- Ненавижу черчение — обжег язык.

- Наверно потому-что требует скрупулезности.  

Она мне подмигнула или это глюк, спишу на болевой шок от ожога.

- Как ты познакомилась с Юрой?

- Банально. Наши фирмы сотрудничают. И он обслуживал нашу фирму, а я сама всегда выбираю материал для заказчика. Так и познакомились, а Вы?

- Долгая и нудная история, которая не стоит времени.

- Ладно – она снова стала смотреть в окно, подперев голову руками.

- Мария.

- Что?  

Она смотрела мне прямо в глаза, а я смотрел на ее губы.

- Я хочу тебя поцеловать.

- Ты это серьезно? – она замерла, так и держа вилку над пирожным.

- Более чем.

- Давай дождемся Юру, а там посмотрим. Если у тебя все еще будет желание, то я готова рассмотреть твое предложение.

Она провела кончиком языка по ореолу губ или я схожу с ума от этого весеннего аромата.

- Рассмотреть предложение? – я усмехнулся – ну ладно, договорились.

Я вытянул вперед руку, смеясь, она пожала ее в ответ.

- Стоит оставить тебя одну и к тебе уже мужики клеятся – со смехом в голосе сказал Юра за моей спиной.

- В этом виноват только ты, оставляешь меня одну.

Мы поздоровались и пожали друг другу руки. Не когда еще я не видел его таким счастливым, да же под «МДМА».

- Вы уже познакомились, но все же – зачем то мы встали из за стола, вначале они а потом и я по инерции – познакомься с моей будущей женой. Позавчера я сделал этой прекрасной девушке предложение, и она ответила да!

Я сделал быстрый шаг в их сторону, тем самым оказавшись вплотную к ним. Моя рука скользнула на ее осиную талию, в тот же миг мои губы ненадолго коснулись ее подбородка потому-что она отвернулась. Выкинув этот трюк, я встал на свое место.

- Поздравляю – я хлопнул его по плечу, улыбка не сходила с моего лица, а смущение с ее щек.

- Если бы я тебя не знал так хорошо – грозя пальцем сказал он, усаживаясь за стол.

- Но ты ведь знаешь.

- Вот именно потому-что знаю.

- Это все чушь. Я рад за Вас! Но мое кофе уже остыл.

Юра знаком позвал официанта стоящего в пару метров от нашего столика, она посмотрела на меня и я ей подмигнул. Остаток времени мы провели в веселье, искренних улыбках, смехе, подколках, длинных вопросах на которых всегда находился единственный ответ: «мы любим друг друга». Они подкинули меня до моего офиса, и счастливые умчались прочь. У нее в сумочке так и осталась лежать смятая салфетка, на которой нацарапано: «http://dob.blog.ru ты очаровательна, я мог бы полюбить тебя, но хочу только поцеловать». 


Реализм или схематичные наброски одного дня в трех жизнях.

Название говорит лучше любого введения.


***


Утро. 8:32 – 12:00

Я.

Солнечный свет. Второй канал TV звуки латинских ритмов от Shakira на всю комнату. Контрастный душ с мылом «Морской бриз». Бутерброд и кружка кофе под звуки техно. Проверка e-mail. Зауженные брюки, белая сорочка, духи Givenchy, пальто, солнцезащитные очки, стук каблуков туфель о подъездные лестницы. Прозрачный воздух, первая сигарета. Желтый автобус, улыбка незнакомки. Пару звонков, ответ: «буду через тридцать минут». Пешая прогулка под солнечными лучами. Приветствие коллег, капучино из автомата, удобное кресло, смех, запуск корпоративной машины…  


Утро. 10:43

Он.

Вдох. Работающий телевизор со вчерашнего вечера. Стакан воды и первая сигарета. Холодная вода пахнущая хлоркой обжигающая лицо. Звонок на работу: «Сегодня не приду. Болею». Первый косячок, TV, смех. Засохшие крекеры и стакан чая без сахара. Выжидание времени…   


Утро. 8:08 – 12:00

Она.

Телефонный звонок заставляет открыть глаза. Злюсь. Тут же второй параллельный. Назад в теплую кровать, еще пять минут. Ненавистный сигаретный запах обжигает легкие. Горячий душ. Любимый крем и немного косметики. Противный кофе и знакомые голоса радиоведущих. Солнце светит ярко, сегодня мы с ним заодно. Белье, чулки, короткий сарафан, любимые духи из многих, немного украшений. Еще один звонок, много нежности и мало слов.  Батильоны, солнечные очки, длинное пальто, зеркало. Прекрасна как всегда. Пешком до работы пятнадцать минут. I-pod, улыбчивая музыка Alai Oli. Пустой кабинет. Душно, окна нараспашку. Много бумаг и еще больше работы. Красными ногтями по звонкой клавиатуре. Вкусный чай и конфеты в одиночестве, незаметное утро…


***


День. 12:00 – 18:00.

Я.

Рабочая суета и поздний обед. Десятки звонков и тысячи слов за сотни секунд. Звуки клавиатуры смешались. Редкие смешки и колкие подьебки. Конфликты. Internet. Проводки, планы, постоянное мигание icq


День. 12:47

Он.

Звонок в дверь. Затуманенные мысли. Юля, а с ней дорожка амфетамина на обед и косяк ТГК на десерт. Безуспешный поиск презервативов, секс на унитазе. Сигаретный дым по всей квартире, разговоры спровоцированные TV и её учебниками. Порнуха на экране монитора. Минет. Ненужные звонки и разговоры. Еще один косяк, паранойя. Попытка убраться. Ссора с Юлей и звук захлопнувшейся двери. Одиночество и пиво для успокоения. Плохой амфетамин. Быстрое погружение в сон…


День. 12:00 – 17:00

Она.

Пасьянс. Раз десять. В пустую. Много работы и мало желания. Звонки начинают раздражать. Авантюрное предложение. Флирт. Смеюсь. Ревизоры. Листовки, плакаты и счет-фактуры. Принтер, факс, ксерокс. Полдня прошло, а работы море. Пописать некогда. Хочу секса и не хочу работать. Не забыть, полить цветы. Смотрю на часы через каждые полчаса. Жутко устала. 2 недели без нормальных выходных. Чертова эмансипация. Осталось тридцать минут еще одна партия в пасьянс, еще один ответ в виртуальное окно и домой. Облегченный вздох…

 

***


Вечер. 18:00 – …

Я.  

От 1С в глазах скачут розовые огоньки. Четвертая кружка кофе не может побороть усталость. Пустой офис. Электронные буквы от Андерсена Гэйвина. Редкие посетители и частые звонки. Тону в формате А4. Вибрация сотового, апатично перебрасываюсь словами. Звон ключей и двери на замок. Отклоняю последнюю встречу и вызываю такси. Водитель молчит, как и я. Тишина убаюкивает. Дома пахнет уютом. Объятия, поцелуи, легкий ужин. Горячая ванна расслабление, книга в твердом переплете. Слишком устал, что бы спать, но достаточно бодрый для секса. Тону в мультемидийных развлечениях обычного вечера понедельника…      


Вечер. 19:23

Он.

Заебался следить за временем. Сигареты закончились. Звонок дилеру, через час встреча. Раздраженно скидываю мусор в пакет. Денег осталось только на удовольствия и скромный ужин. Кроссовки, джинсы, футболка, толстовка, ключи, телефон, деньги. Свежий воздух пьянит, мерзну. Опаздываю. Задыхаясь бегу. Встреча, лицемерный смех, деньги товар, товар деньги. Звонок Юле, в ответ: «Пошел на хуй». Звонок Свете, вечер удался. Магазин, тележка, покупки. Дом, насморк, доза. Пришла Света. Доза для нее. Готовит ужин. Секс на кухне, кончил в рот, умница проглотила все. Боюсь что болеет чем то. Нет аппетита, в ход идет пиво и косяк. Чувствую усталость и отвращение к телу лежащему рядом. Повод. Ссора. Хлопнула дверью. Телевизор работает, в квартире бардак и все пропахло сигаретным дымом. Диван, последняя бутылка пива. Усталость валит с ног.


Вечер 17:00 — …

Она.

Неужели домой. Солнце наверно устало, как и я, пасмурно и ветрено. Единственное желание лечь спать. Дорога от офиса до дома показалась бесконечной. Голодна, съела бы слона. Но съела тарелку супа. Хочется отоспаться, но не хочется ленится. Понимаю, что вторую неделю не бралась за диплом. Ноутбук включен и приятно урчит. Все сайты открыты. Пошла в душ в надежде проснуться. Бесполезно. Горячий кофе, не спас. Кухни, столы, диваны, стулья, 3D модели. Силы на исходе, а еще только понедельник.

Ненужные лозунги — жизненно важные комплименты.

Flash-ролик

Последний эпизод Фелини досмотрен, последняя страница «Воспоминания необразумившегося молодого человека» дочитана, а снаружи моего убежища белые лучи света от высоковольтных ламп уже во всю создают комфорт для прохожих. Их свет пронзает воздух и гладит асфальт, бордюры, машины, чье-то пальто и холодную землю. Разве им кто-то говорит спасибо? Нет смысла благодарить мертвое, наверно потому-что все равно не будет взаимного ответа.

Почему можно восхвалять только внешнюю красоту и «внутренний мир», я хочу восхвалять то, благодаря чему человек живет. Сильное сердце, чувственный желудок, выносливая печень, продуктивные почки, нежная селезенка, очаровательные кости, красивое влагалище. Я не вижу этого? ну и что, я не видел и эмоции. Я вижу только их проявление, как и при отравлении, последствия работы желудка. Я не смогу к ним прикоснуться? А кто сможет прикоснуться к душе?

Произведения Вивальди единственный звук в этой комнате, где часы бесшумно отсчитывают незаметные секунды. Кто сказал что нет ни чего хуже одиночества? Он просто путал это понятие с неудовлетворенностью.

Сегодняшний мой лозунг таков: «Мне плевать на лозунги». И он будет завтра и послезавтра и всегда!!! Пусть трепещут те кто думает что он больше чем мясо, кости, кровь и вода, в самый неподходящий момент они почувствуют собственную уязвимость. Слова ранят больше чем физическая грубая сила? Спросите это у парализованного человека обреченного на вечные муки.

Я дышу смеюсь плачу стону теряю нахожу люблю разочаровываюсь страдаю злюсь ненавижу ласкаю кончаю разрушаю созидаю издеваюсь посылаю принимаю наслаждаюсь и все это значит что я живу, а значит я счастлив! И мне по хуй что кому-то всё равно, потому-что мне всё равно что кому-то по хуй.

1|2|3

RSS - подписка